» » » "О природе вещей" (Лукреций): описание произведения из энциклопедии

"О природе вещей" (Лукреций): описание произведения из энциклопедии

"О природе вещей" (Лукреций): описание произведения из энциклопедии
16

"О природе вещей" (Лукреций): описание произведения из энциклопедии

"О природе вещей" (Лукреций): описание произведения из энциклопедии

«О природе вещей» («De rerum natura») — философско-дидактический эпос Т. Лукреция Кара. Написан не позднее 54 г. до н.э. Произведение (6 книг) не было доведено до конца, поскольку остается невыполненной заявленная программа (так, нигде нет обещанного подробного рассуждения о богах). Произведение представляет собой посвященное Меммию изложение эпикурейской философии (эпос является одним из важнейших источников по эпикуреизму). Широкий философский замысел поэмы «О природе вещей» Лукреция Кара включает в себя учение об атомах, о смертности души, о невозможности божественного вмешательства в мировую жизнь (это доказывается тем фактом, что существующий мир полон недостатков), историю возникновения мира и человеческой цивилизации; последняя воспринимается не только как прогресс: развитие наук и искусств омрачается ростом человеческой алчности и воинственности.

Эпос начинается обращением к Венере и завершается изображением чумы в Афинах, что придает дошедшему до нас варианту текста пессимистическое настроение (в общем преодолеваемое антидетерминистской позицией Лукреция, стремящегося к духовной свободе). Естественнонаучные концепции поэта отстают от времени: он утверждает, что солнце не больше, чем оно нам кажется, и что, возможно, каждый день восходит новое солнце (после достижений эллинистической астрономии эти мнения могли только вызывать улыбку у научно образованного читателя). Эпикур, избавивший человечество от страха смерти, предстает у Лукреция как достойный божественных почестей.

Жанровая традиция, которой следует Лукреций, богата и разнообразна. Дидактико-философские эпосы о природе писали Эмпедокл и Парменид. Эпикурейская школа менее всего располагала к поэтическим произведениям; однако римский вкус к крупной форме, подобающей возвышенному предмету, оказался сильнее. Собственно эстетические притязания поэта скромны: он воспринимает стихотворную форму как сладости, которыми обмазывают края сосуда с горьким лекарством, чтобы ребенку было легче выпить его; главная же ценность заключается в философской проповеди, имеющей цель избавить читателя от предрассудков и наставить его на путь истинной мудрости. Поэтому в своих объяснениях он стремится к простоте и ясности изложения. Его восхищение (наряду с Эпикуром) вызывают Эмпедокл и Энний. Он во многом обязан им и своим возвышенным стилем, и просветительским пафосом. Он воспринимает свою философию — в духе учения Эмпедокла и Эпикура — как пророчество, и именно в сферу деятельности пророка входит разоблачение ложных мнений (в своей критике он — в отличие от многих других — не останавливается и перед государственным культом).

Язык и стиль Лукреция носят на себе отпечаток его эстетических и философских воззрений. Будучи современником Катулла, он использует значительно более архаическую стихотворную технику (вплоть до метрических правил, в частности, отражающих ошибочные лингвистические воззрения того времени на природу греческого эпического стиха, приводящих иногда к невозможным с точки зрения латинской грамматики формам). Поэт сетует на бедность латинского языка, плохо приспособленного для выражения философской мысли; ему (как и Цицерону) приходится по ходу дела бороться с родным языком, чтобы придать ему гибкость и возможность использовать прежде чуждые понятия. Длинные, не свойственные поэтическому языку периоды, четкая архитектура эпоса, поэтическое очарование — все это самостоятельные достижения поэта, не сводимые ни к эпико-дидактической, ни к философской традиции. Силе эстетического впечатления во многом способствует контраст между ярким, страстным языком и логическими скрепами, задача которых — ввести этот порыв в русло общего замысла.

Лукреций стал крупнейшим римским дидактическим поэтом. Его высоко ценят Цицерон, Сенека Младший, Персий, Стаций, Овидий (последний состязался с ним в некоторых отрывках «Метаморфоз»). Архаисты II в. н.э. делают Лукреция школьным автором. Парадоксальным образом не отвергла поэта и раннехристианская традиция, имеющая с ним — в борьбе против предрассудков язычества — многие параллели. Средневековье интересуется им значительно меньше (хотя, поскольку эпикуреизм не представлял никакой опасности, гонений на эпос, по-видимому, не было). В эпоху Ренессанса под влиянием Поджо Браччолини известность Лукреция возрастает. Популярен он во Франции: его переводит Дю Белле, он любимый (наряду с Горацием) поэт Монтеня. Пьер Гассенди, возобновитель эпикурейской философии в XVII в., оказал своими изложениями влияние на Ньютона и Бойля (редкий случай, когда поэтическое произведение способствует развитию естественных наук). В XVIII в. кардинал Полиньяк противопоставляет проповеди эпикуреизма своего «Антилукреция». Энциклопедисты отзываются о Лукреции высоко; он оказывает влияние на Канта и Ломоносова; Андре Шенье собирается создать по его образцу научную поэзию (незаконченная поэма «Гермес»); величайшим римским поэтом его считает Шелли. Фр. Шлегель сожалеет, что «столь великая душа выбрала столь недостойную систему». Эпос «О природе вещей» Лукреция не утратил своей популярности и в XX в.; одно из немногих произведений изящной словесности, оказавшее столь сильное влияние на философию и науку, следует оценить по достоинству как выдающееся эстетическое достижение.

Источник материала

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

Понравилась статья? Расскажи о ней друзьям: